Благодать уступчивости

Верю, что Господь желает, чтобы я говорил о благодати уступчивости, податливости. Прежде всего, позвольте мне сказать, что есть вещи, в которых мы — христиане, не должны усту­пать. Я не верю, что нам следует когда-либо уступать сатане, потому что в Писании сказано: «Про­тивостаньте дьяволу, и убежит от вас». Я так­же не верю, что мы когда-либо должны усту­пать греху, потому что шестая глава Послания Римлянам говорит нам не предавать (не уступать) чле­нов своих греху. Однако есть обсто­ятельства и ситуации, встречающиеся в нашей жизни, которые разрешатся только после того, как мы научимся уступать.

Я нахожу это признаком зрелости, кото­рый ищу в себе, и высоко ценю в других: уме­ние уступать. Недавно я слу­шал одного молодого проповедника, кото­рый обильно благословлен Богом. Это прекрасный молодой человек, и Бог многое сделал в его жизни. Но вся его проповедь была посвящена тому, чтобы он мог бы совершить. Я сидел там и говорил сам себе: «Брат мой, все это хорошо. Однако я хотел бы посмотреть на тебя, когда ты придешь к концу того, что ты можешь». Потому что в Господе есть место, где мы должны придти к концу нашей способности делать что-либо. Я говорю не о том, что мы можем делать только благодаря нашим собственным способностям или благодаря полученному образованию, но даже в дан­ном нам Богом служении. Согласно Божественному провиде­нию мы приходим в место, где мы не можем больше де­лать ничего. Беда многих людей в том, что они так и не понимают этого.

То, о чем я говорю сегодня, является результатом труда, который Бог осуществлял в моей жизни на протяжении многих лет и я убежден, что Он еще не закончил Своей работы.

Я хочу дать вам несколько мест Писания и после этого привести несколько примеров.

Первое место Писания, которое мне бы хотелось прочесть, это Послание Римлянам 15:1:

Мы, сильные, должны сносить немощи бессильных и не себе угождать…

Это, как я верю, является Библейским мерилом силы. Сила измеряется не тем, как много я могу сде­лать. На самом деле, она в том, насколько много слабостей других людей я могу перено­сить. Очень при­ятно быть сильным в своих собственных способностях, в своем собственном служении, в своем собственном жизненном опыте; быть человеком, имеющим ответы на все вопросы. Однако это в действительности не требует большой духов­ной силы. Духовная сила нужна, чтобы сносить слабости других. Я полагаю, что духовная сила определяется Богом и Писанием пропорционально тому, насколько мы способны поддерживать других людей и сносить их слабости. Для меня лично это никог­да не было легким. Павел говорит: «Мы, сильные, должны сносить немощи бессильных и не себе угождать». Как раз это противоположно духу нынешнего века. Дух этого века говорит: «Бери от жизни для себя все, что сможешь. Предоставь слабым самим забо­титься о себе».

Недавно я размышлял над проблемой абортов, которые лично для меня являются наиболее ужасным, ненавистным злом. Однако если вы будете говорить об этом, то аборты будут оправдывать тем, что благодаря этому на свет не родились многие нежелан­ные дети, незаконнорожденные дети, дети из проблемных семей или дети у плохих матерей. Мы просто умертвляем их до того, как они вышли из чрева. Я узнал на опыте, чтобы ни говорил по этому поводу Верховный Суд или кто-либо еще – Бог определяет это, как убийство. Я узнал это из жизненного опыта и верю, что эта тема очень ясно раскрыта в Писании.

Однако я хотел бы указать на следу­ющее: как только мы начинаем оценивать вещи по тому, насколько они подходят нам, то мы вступаем на скользкий путь, ведущий к ужасной неразберихе.

Очень быстро начинают возникать следующие вопросы: «А как относительно детей, рождающихся с неисправимыми дефектами развития, жизнь которых не будет отличать­ся от жизни обыкновенного овоща? Почему мы должны оставлять таких детей жить?». В шта­те Калифорния уже были случаи, когда перед судом представали родители, умышленно не кормившие ребенка, родившегося безнадежно недееспособным — они просто позволили ему умереть. И когда мы примем такое обращение с ними, то вскоре мы перейдем к пре­старелым, душевнобольным и т. д. И тогда мы будем во имя гуманности вычеркивать из жизни одну категорию людей за другой.

Но я хочу сказать вам, что такое решение проблемы не является христианским. Это не христиан­ское решение, не просто потому, что аборты запрещены Богом, но потому, что отношение, которое стоит за этим, полностью не христианское. Мы не вычеркиваем слабых, и даже не отсы­лаем их в учреждения, где мы больше не помним их и не заботимся о них. Христиане первых веков отличались своей заботой о слабых. Они ухаживали за брошенными и больными. Они не вычеркивали их из жизни. И это то, что действительно впечатлило античный мир. Они не могли понять, что побуждает этих христиан заботиться о людях, кото­рые не только ничего не могут дать и служат только обузой. Я пришел к выводу, что если мы отказываемся нести ношу бессильного, то это не сила — это слабость. Бессильные, неспособ­ные люди, которые являются немощными и слабыми верующими – это те люди, которые служат для проверки нашей духовной силы.

Совер­шенно очевидно, что и в Соединенных Шта­тах, и в других странах мы достигли такой отметки, когда мы не можем позволить себе жить по установившимся стандартам нашего века. Если я христианин, то у меня не будет желания, прикрываясь законом выкрутиться из создавшейся обстановки, никого не обидев. Моим мотивом будет желание делать то, чего хочет Иисус Христос. Как только мы начнем жить, стараясь угодить Иисусу, это неизбежно при­ведет нас к образу жизни, полностью отлич­ающемуся от того, согласно которому живут невозрожденные люди вокруг нас. У нас не будет необходимости долго что-то доказывать из Библии, сам наш образ жизни сделает нас отличающимися.

Павел говорит: «Мы не себе должны угож­дать». Знаете, чему я научился? Я выучил следующее, что каждый раз, когда делаю для Бога что-то плодотворное, угодное Ему, то это начинается с неприятного для себя. Я обнаружил это не­изменное правило: каждый раз, когда я угождаю себе, я не делаю ничего, что бы имело хоть какую-то ценность в глазах Бога. Первое, что я должен сделать — это отвергнуть себя. Отвергнуть свое эго, которое постоянно заявляет о себе, говоря: «Я хочу! Мне нравится! Мне кажется! Я считаю! Если бы вы спросили меня, то вот чего бы мне хотелось!». Я должен сказать ему: «Нет!».

Нет проблем с тем, чтобы понять, что такое отвергнуть себя. Отвергнуть себя – значит сказать себе: «Нет!». Все, что вы должны сделать, это сказать себе: нет. И если вы не говорите себе «нет», и не продолжаете говорить себе это «нет» снова и снова, то вы не можете жить жизнью христианина. Вы не можете од­новременно угождать и себе, и Христу. Это невозможно.

Иисус сказал в Евангелии от Луки 9:23:

… если кто хочет идти за Мною… 

Таким образом – это касается каждого.

… отвергнись себя и возьми крест свой и следуй за Мною.

Что первое вы должны сделать, если вы принимаете решение следовать за Иисусом? Прежде всего, сделай что? Отвергнись себя. Вы не можете следовать за Иисусом, пока не решите сделать это. А затем возьми крест свой. В греческом оригинале слово «возьми» имеет значение «бери ежедневно».

Мне долго не нравилось слово «ежедневно». Я старался избегать этого стиха в девятой главе Евангелия от Луки, потому что я знал другой стих, где нет слова «ежедневно». Это Евангелие от Мат­фея 16:24. В то время моя теология и мое учение подчеркивали необходимость однажды в жизни иметь особую встречу с крестом, и это совершенно правильно и соответствует Писанию. Но это еще не все. И здесь, в Луки 9:23, Иисус вставляет это маленькое уточнение «ежедневно»: «Бери ежедневно крест свой…». Я верю, что каж­дый день предоставляет христианину подходящий момент для того, чтобы взять свой крест. Если вы использу­ете эту возможность, то вы проживете день с победой. Если вы упустите возможность, то у вас будет день поражения.

Но что такое ваш крест? Мне очень понравилось выска­зывание Чарльза Симпсона по этому поводу: «Ваш крест находится там, где ваша воля перекрещивается, пересекается с волей Божьей». Ваш крест это то, на чем вы можете умереть. Это место, на котором вы можете положить вашу жизнь.

Когда Иисус шел на крест, Он сказал: «Никто не отнимает Мою жизнь от Меня: Я имею власть отдать ее, и власть имею принять ее». В этом смысле никто не отнимает у вас вашу жизнь. Если вы добровольно не положите ее, она оста­нется в ваших руках, вы будете продолжать контролировать ее.

Ваш крест, дорогой брат, это не ваша жена. По крайней мере, до тех пор, пока вы не сможете «умертвлять» ее, а затем брать и носить ее каждый день. Так же это и не ваш муж, дорогая сестра. Это так же и не ваша болезнь, кото­рую вы не выбирали и от которой не може­те избавиться. Ваш крест — это место и ситуация, в которой вы можете сделать решение не угождать себе.

Из моего собственного опыта я мог бы сказать вам, что когда раз за разом, проходя через внутреннюю борьбу, я принимал правильное решение, то за этим следовало благо­словение. Тогда — и не раньше — я мог исполнять мое служение. Я не могу слу­жить, угождая себе. Мое ветхое  «я» не может ничего дать другим. С ним необходимо было разделаться, преж­де чем служение Божие могло проистекать из моей жизни. А Иисус напоминает нам: «Вы должны делать это каждый день».

Много, много раз и вы, и я приходили к ситуации, когда Божья воля пересекается с нашей волей. Мы должны видеть в этом не несчастье, а данную Богом возможность творить Его волю. В од­ном я могу заверить вас — если я пропове­дую это послание, то мне самому предоста­вится множество возможностей осуще­ствить это на практике в течение ближайших не­скольких дней, и я знаю это. И Бог, и дьявол позаботятся об этом. Сказать правду, я дваж­ды подумал, прежде чем осмелился проповедовать об этом! Потому что я вполне осознаю, что буду испытан в том, чему учу.

Этот принцип — брать свой крест и отвергаться себя ежедневно — полностью противоречит тому, как мыслит наше естественное сознание. Это абсолютно противоположно тому, как дума­ет естественный человек.

Я хотел бы дать один или два других примера из Писания, кото­рые я нахожу очень ободряющими и исчер­пывающими. Первый пример, который я хочу представить без углубления или ана­лиза его содержания, находится в Первом послании Коринфянам 1:25:

Потому что немудрое Божие премудрее человсков, и немощное Божие сильнее человеков.

Вот так парадокс! Существует слабость, исходящая от Бога, которая сильнее, чем любая сила, имеющаяся у нас. Существует нечто немудрое, исходящее от Бога, кото­рое мудрее любой мудрости, имеющейся у нас. И было что-то одно, в чем все слабое и немудрое от Бога нашло свое полное выражение. Что же это такое? Крест! В немощи и немудрости крес­та Бог восторжествовал над всей силой и всей мудростью этого мира. Я верю, что Бог просит и вас, и меня научиться такой немощи и такой немудрости.

Мне никогда не приходилось прилагать каких-либо усилий, чтобы быть сильным в моей собственной персональности. Более того, Бог благословил и использовал силу, которою я имею. Однако Бог показал мне и предел того, что могу достичь своей собствен­ной силой. Что ж, это неплохо и при желании я мог бы остаться на этом уровне. Я видел много людей и служений, которые остановились на этом. Немного позже я буду говорить о служении и о том выборе, с который встречается каждое служение.

Теперь давайте перейдем к другому месту Писания. Послание Римлянам 8:9:

Но вы не по плоти живете, а по духу, если только Дух Божий жи­вет в вас. Если же кто Духа Хри­стова не имеет, тот и не Его.

Это странный стих. Прямо посреди этого стиха стоит точка. Не знаю, почему эти два предложения были соединены в один стих. Наверное, я не узнаю об этом, пока не встречу переводчиков Версии короля Иакова в мире ином. Если бы я был ответственным за разделения текста на стихи, то сделал бы два раздельных стиха из этих двух предложений. В суще­ствующем стихе, первая часть его гово­рит о «Духе Божием»; вторая часть гово­рит о «Духе Христовом». Я бы не хотел утверждать, что имеется некий вид разделения между ними, но я считаю, что есть различие в путях, представляющих природу Бога.

На протяжении всей Библии «Дух Бо­жий» идентифицируется со «Святым Ду­хом». Это утвердившееся название третьей ипостаси Божества: «Бог—Дух Святой» — Тот, Кто подобен Отцу и Сыну, в первом лице определяющих Себя, как Бог. На­пример, в Деяниях Апостолов 13:2, Святой Дух говорит пастырям церкви в Антиохии:

Дух Святый сказал: отделите Мне Варнаву и Савла на дело, к которому Я призвал их.

Здесь мы видим Самого Бога — Духа Святого, использующего местоимение «Я», и говорящего в первом лице, как Бог. Это особое ударение на силе и власти.

С другой стороны, я полагаю, что «Дух Христов» представляет Божественную природу особенным образом, как явлен­ную в жизни Иисуса Христа. Она не мо­жет быть отделена от природы и личности Иисуса. Это есть вид Духа, говорит нам Павел, который отличает истинного дитя Божия: «Если же кто Духа Христова не имеет, тот и не Его».

Я верю — фактически, знаю это из прямых наблюдений, — что есть многие люди, кре­щенные Духом Святым, говорящие язы­ками, творящие чудеса, но являющие мало или совсем ничего от Духа Христова. Но ведь признак, делающий нас Божьими — это не говорение языками, не сотворение чудес, даже не потрясающие проповеди. Это — иметь Дух Христа. Если бы я спро­сил себя, на что похож Дух Христов, я дол­жен был бы сказать, что это смиренный дух, кроткий дух, мягкий дух. Он опреде­ленно не надменный, не самоутверждаю­щий, не самоугождающий. И я верю то, что отличает истинных детей Божиих это — Дух Христов.

Мы слышим достаточно много учений о том, как востребовать свое наследие и полу­чать то, что принадлежит нам. Я сам много раз проповедовал такой образ действий, пользуясь такими местами Писания, как Третье послание Иоанна, стих 2:

Возлюбленный! молюсь, чтобы ты здравствовал и преуспевал во всем, как преуспевает душа твоя.

Благодарение Богу, я верю в это! Одна­ко знаете что? В глазах Бога вы преус­певаете не через отстаивание своих прав. Дух Иисуса не предъяв­ляет претензий на свои права. Я верю, что процветание, здоровье, внутренний мир и бла­гополучие души — права новой твари во Христе. Но часто они незаконно при­сваивались ветхим человеком — для его собственных, эгоистических целей.

Сегодня, когда я слышу, как люди говорят: «Брат, ты просто потребуй это», я внутреннее содрогаюсь. Когда я слышу эти слова, у меня в голове возникает образ этакого самонадеян­ного «я» отстаивающего свои права. Я хотел бы спросить вас, как бы вам понравилось жить рядом с тем, кто всегда «просто требует»? Хотя все эти требования могут быть впол­не законны, все же внутри себя я устаю от таких законнических отстаиваний своего наследия во Христе.

Я действительно устаю от христиан, которые все время говорят о том, как быть здоро­выми и процветающими. Вероятно, они действительно нуждаются в этом, но, брат и сестра, когда вы научитесь быть здоровы­ми и процветающими, это совсем не означает, что вы уже покинули духовный детский сад. Ваша сила не в том, что вы имеете или можете показать. Ваша сила в способности носить немощи слабых. И это большая разница.

Дух Христов проявляет себя в том, что подчиняется добровольно. И я верю, что сам Христос являет высший пример покорности. В этом как раз тот аспект Его поведения, который наиболее ясно показывает разли­чие между Ним и сатаной. Вот что сказано об Иисусе Послании к Филиппийцам 2:6:

Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу…

В Новой Американской Стандартной Версии этот стих звучит так: «Он не считал Свое ра­венство Богу, чем-то, за что нужно ухватиться». Итак, здесь мы имеем полное отличие Иисуса от сатаны. Иисус по праву был равен с Богом. Это была Его Божественная сущность, Его Божественное право. Он не захватывал это право. Но Люцифер, который затем превратился в сатану, не был равен с Богом, но он захотел захва­тить это право и упал. В этом заключается сама суть различия между захватыва­нием и подчинением. Я пытался опреде­лить, как много в наших отстаиваниях, требованиях и заявлениях прав отражено от Духа Христова, а сколько приходит, по всей вероятности, из совсем другого источника.

Я убежден, что харизматическое движе­ние в ближайшем будущем столкнется лицом к лицу с этой проблемой. Мы должны научиться разли­чать истинных и лже-пророков, истинных и лже-служителей; тех, кто служит Богу в духе и истине, и тех, кто не желает следо­вать этому пути. Чудеса не являются ре­шающим показателем в этом различии. Разделяющим признаком является Дух Христов: «Если же кто Духа Христова не имеет, то и не Его…»

Знаете ли вы, что я думаю о харизмати­ческом движении? Я верю, что это просто интервал между двумя волнами. Когда одна волна спадает, а другая только приближается, то между ними происходит хаотичное движение. Там толчея грязи и мусора, вспенивание, неразбериха, там действуют две противоположные силы. Это и есть харизматическое движение! Это совсем не то, чего Бог хочет достичь в конечном итоге! Поверьте мне. На смену приходит что-то другое. Оно будет упорядоченное, благочестивое, почитающее Христа. И оно будет побуждать к смирению, братской любви, и каждый будет почитать других более, нежели себя.

Я убежден полностью, что проходят дни, когда эталоном Божьего провидения для человека считался «муж веры и силы». Я говорю без какого-либо критицизма в адрес людей, которые по праву назывались таким званием. Нам необходимо осознать, что Бог действует различным образом в раз­ное время. Он не всегда действует по одному образцу. Некоторые хри­стиане не готовы принять это. Они находят формулу успеха, которая дает результат, и продолжают ее эксплуатировать до тех пор, пока в ней не останется никакой жизни.

Мне приходят на память слова Павла, обращенных к жителям Афин. Говоря о мно­гих столетиях их идолослужения, он сказал в Деяниях 17:30: «ос­тавляя времена неведения…». Таким образом, Бог какое-то время сознательно смотрел сквозь пальцы на это неведение. Но затем сказано: «но ныне Он повелевает всем и повсюду покаяться».

Многие люди возражают: «Но Бог позволял мне это делать вот уже десять лет, и я собираюсь так вести себя и дальше». Нет, не получится! Бог закрывал гла­за, но теперь Он открыл их. Он смотрит на это в упор, и Он говорит: «Тебе лучше измениться». И когда Бог говорит о том, что вам лучше измениться, то мой совет – изменись! Если вы не изменитесь, то Бог найдет способ вразумить вас!

Теперь я хотел бы рассмотреть некото­рые примеры уступчивости или податливости. Я надеюсь, что заложил правильный фундамент, потому что есть ситуации, в которых мы не должны уступать. Итак, тре­тья глава Третьей книги Царств. В первой части этой главы Бог явился Соломону во сне и сказал: «Проси, что дать тебе». Я думаю, что довольно нелегко быть в ситуации, когда Бог вдруг спра­шивает тебя: «Что ты сейчас хочешь? Я дам тебе это». И вы помните, что Соломон не просил богатства, он не просил славы, он не просил жизней своих врагов, но он попросил мудро­сти. Соломон сказал, как сказано в оригинале: «Даруй мне мудрое и слышащее сердце». Богу понравилась его просьба, и Он сказал: «За то, что ты попросил это, Я дам тебе и то, чего ты не просил».

Вскоре после этого произошел случай, когда две женщины-блудницы, жившие в одном доме, родили по ре­бенку. Детей они укладывали спать вместе с собой. И вот однажды ночью одна из женщин придавила телом своего ребенка, и тот умер. Тогда она подменила ребенка у другой женщины. И утром они подняли спор о живом ребенке. Каждая хотела взять его себе. Настоящая мать ребенка, требовала его себе, но мать, чей ребенок умер, заявляла, что живой ребенок принадлежит ей.

Поэтому они обратились к Соломону, чтобы он рассудил между ними: две женщины и один ребенок. Соломон выслушал дело. Настоящая мать говорит: «Это мой ребе­нок». Другая женщина говорит: «Нет, это мой ребенок». Тогда Соломон сказал: «Ос­тается только одно решение. Принесите мне меч. Я рассеку ребенка надвое, и каж­дая пусть получит половину». Жен­щина, которая не была матерью ребенка, сказала: «Правильно, рассеките и дайте мне мою половину». Однако настоящая мать не могла видеть, как умрет ее дитя, и она взмо­лилась: «Нет, отдайте ей ребенка, пусть он живет!» И Соломон сказал: «Это мать ре­бенка!» В результате его мудрость стала известной по всему Израилю.

Урок очень простой. Если это ваше дитя, вы предпочтете отдать его другому, чем видеть его смерть. Это истинная проверка. Часто в христианском служении происходит так, что кто-то производит на свет что-то, но находится другой человек, который оспаривает и пытается присвоить это себе. И там возникают споры и борьба. Я мог бы называть имена за име­нами, и случаи за случаями из истории после­дних тридцати-сорока лет. Это не теория, это действительно так и происходит. Но истинная проверка заключается в том, что если это действительно ваше дитя, то вы предпочтете от­дать его другому, нежели видеть его смерть. И много раз мы проходим это испытание. Буду ли я заявлять права на свое служение, на то, что это мой успех? Желаю ли я утвердить свою репутацию? Или я готов позволить кому-то другому иметь все это, для чего я трудился, все, что я достиг, все, о чем я молился? Все зависит от того, любите ли вы себя больше, чем ребенка, или ребенка больше, чем себя.

Когда в следующий раз вы столкнетесь с подобной ситуацией, вы будете способны оценить, насколько реальна ваша любовь. Если вы готовы отдать то, что вы любите, то ваша любовь реальна. Если вы требуете себе половину, то вы не любите.

Теперь я хотел бы обратиться к тому, что случилось с Авраамом в 13 главе Бытия. Авра­ам вышел из Ура Халдейского, повинуясь слову Бога, однако он был послушен слову не во всем. Бог сказал, Бытие 12:1:

… пойди из земли твоей, от родства твоего и из дома отца твоего, в землю, которую Я укажу тебе.

Но Авраам не полностью повиновался Богу, так как он взял с собой своего отца и своего племянни­ка. Он не имел права брать кого-либо из них. И поскольку он взял с собой своего отца, то он прошел только половину пути. Он дошел только до Харрана, который находится на полпути из Ура в Ханаан. Он не мог двигаться дальше, пока не умер его отец.

Насколько многие из нас похожи на него. Бог гово­рит: «Пойди, оставь все, и Я покажу тебе твое наследие». Но мы хотим взять с собой «па­почку». Нашим «дорогим папочкой» может быть членство в деноминации, или гарантированная пенсия, или обещанное повышение по службе, или хорошо опла­чиваемая работа. Могут быть одна или многие причины. Как бы там ни было, Бог говорит: «Поскольку вы взяли с собой «па­почку», то пройдете только полпути». Даже Авраам не мог войти в Ханаан, пока с ним был его отец. Стефан указывал на это в своей речи в синедрионе, Деяния 7:4:

(лишь) по смерти отца его, переселил его Бог в сию землю …

Однако даже после этого Авраам все еще имел проблему — своего племянника Лота. Этот Лот не должен был оказаться там. Вскоре после выхода из Харрана они оба, Авра­ам и Лот, достигли процветания. Оба обзаве­лись таким большим количеством скота и добра, что не могли больше жить бок обок, как прежде. Между пастухами возникли споры, которые вскоре стали постоянными. О том, что случилось дальше, мы читаем в Бытие 13:7-15:

И был спор между пастухами скота Аврамова и между пасту­хами скота Лотова; и Хананеи и Ферезеи жили тогда в той земле. И сказал Аврам Лоту: да не бу­дет раздора между мною и то­бою, и между пастухами моими и пастухами твоими; ибо мы родственники. Не вся ли земля пред тобою? от­делись же от меня. Если ты на­лево, то я направо; а если ты направо, то я налево.

Авраам был старшим; он был тем, кого призвал Бог; он был тем, кому принадле­жало наследие, однако он отступил и ска­зал: «Лот, ты можешь делать свой выбор. Что ты выберешь, то и будешь иметь».

Лот возвел очи свои, и увидел всю окрестность Иорданскую, что она, прежде чем истребил Господь Содом и Гоморру, вся до Сигора орошалась водою, как сад Госпо­день, как земля Египетская. И избрал себе Лот всю окрест­ность Иорданскую; и двинулся Лот к востоку. И отделились они друг от друга. Аврам стал жить на земле Ханаанской; а Лот стал жить в городах окрестности, и раскинул шатры до Содома. Жители же Содомские были злы и весьма грешны перед Господом.

Теперь читаем, что произошло после того, как Лот отделился:

И сказал Господь Авраму, пос­ле того как Лот отделился от него: возведи очи твои, и с мес­та, на котором ты теперь, посмотри к северу, и к югу, и к востоку, и к западу. Ибо всю землю, которую ты ви­дишь, тебе дам Я и потомству твоему навеки.

Это было его наследие. Но пока он не был готов уступить, Бог не показывал ему его наследства. Пока мы не уступаем и продолжаем говорить: «это мое… я не отпущу это…», до тех пор мы не видим то, что Бог имеет для нас. Уступающий дух получает наследие. Не захватывающий дух, не забирающий силой дух. Пока мы продолжаем говорить: «Это мое, и вы не сможете отобрать это у меня. Бог дал это мне», — вы не получите того, что Бог имеет для вас. Вы должны уступить.

Моя жена Лидия часто напоминала мне один случай, который произошел в Палестине во время Второй Мировой войны, еще до нашего брака. Она жила в то вре­мя в небольшом городе Рамаллах около десяти миль к северу от Иерусалима. Хотя ее основной служение было с детьми, но произошло пробуждение среди арабских женщин города. И это пробуждение пришло не от людей, но от Бога, хотя Бог исполь­зовал мою жену в качестве Своего инструмента. Эти арабские женщины приходи­ли прямо с улицы. Они приходили необращенными и получали спасение, освобождение от злых духов и крещение Святым Духом — все сразу, в одно посеще­ние. И это служение преуспевало и распространялось, и это было свидетельством Господу.

Однако, затем один миссионер, живший в Иерусалиме, решил, что моя жена сама пожелала организовать это служение. Он при­слал своего служителя — араба и передал ей следующие слова: «Это наша работа. До того как вы приехали в этот город, у нас уже был служитель здесь». Это было абсолютно несправедливо, надуманно и неучтиво.

Моя жена понимала и лю­била этих женщин. Я был свидетелем тому, что спустя двадцать пять лет, когда мы вместе приеха­ли в это селение, и эти женщины услышали о приезде моей жены, они выбежали на улицу, чтобы обнять и поприветствовать ее. Они не забыли ее через двадцать пять лет! Но встретившись с такой ситуацией и авторитетом мужчины, который выступил против одинокой женщины, она сказала как Авраам: «Хорошо, твой выбор. Если ты налево, то я направо; а если ты направо, то я налево». Миссионер сказал: «Это наш труд, мы берем его». Моя жена сказала арабским женщинам: «С этого у нас не будет собраний. Собрания будут вот по такому-то адресу… Идите туда, будьте верны и поддерживайте этот труд». Через год или два работа там полностью развалилась, потому что служитель, который был прислан вести ее, не имел призвания на это от Бога, это был не его труд. Но моя жена одержала победу.

Однако затем начало происходить следующее: в те­чение нескольких месяцев, а это было еще во время войны, английские и американские солдаты, проходившие служ­бу в странах Ближнего Востока, начали находить дорогу к этому маленькому дому в Рамаллах. Они приходили туда искать Бога и крещения Святым Духом. И в следующие три или четыре года десятки и десятки американских и английских военнослужащих на­шли Бога и были крещены Духом Святым в этом маленьком детском доме.

На то время и я сам служил в британских войсках на Ближнем Востоке. Я был направлен в Судан. Вы знаете, где находится Судан — почти в центре Афри­ки. Однажды я повстречал одного христи­анина солдата, который сказал: «Если ты хочешь получить настоящее благосло­вение, то есть один маленький детский дом в десяти милях к северу от Иерусалима — поезжай туда». Поэтому в следующий раз, когда я получил двухнедельный отпуск, я спустился вниз по Нилу до Каира. От­туда доехал до Иерусалима и, в конце концов, оказался в том маленьком детском доме. И получил благословение даже больше, чем ожидал — я нашел жену.

Однако, суть этой истории такова: по тра­дициям и обычаям Востока, арабской жен­щине никогда не будет позволено находиться в месте, куда приходят английские и амери­канские военнослужащие. Если бы моя жена про­должала держаться за служение женщинам, тогда солдаты не должны были бы приходить к ней. Но, когда мы уступаем, тогда мы получаем продвижение. Многие из этих людей, включая меня самого, сегодня находятся в служении по всему миру: миссионеры, пастыри и т. д. Одни в Со­единенных Штатах, другие в Англии, третьи в Южной Африке. В этом урок: вы должны быть готовы отдать. Это неправильно, неразумно, несправедливо! Ну и что? Бог устраивает это. Он держит все под Своим контролем. В этом проявляется наша вера и доверие Ему!

Давайте опять вернемся к Авраа­му. Четвертая глава послания Римлянам говорит о шагах веры нашего отца Авраама. И для меня стало очень ясным одно – то, что вера предполагает движение. Это не просиживание церковных скамеек и повторение: «У меня есть вера». Вера это движение, при котором один шаг следует за дру­гим. Авраама назван отцом всех тех, кто верует — если мы идем по следам веры его.

Вера Авраама была прогрессирующей. Если вы проследите жизнь Авраама с 12 до 22 главы Бытия, то вы увидите, как изменялась и развива­лась его вера. И то, что он сделал в 22 главе, он никогда не сделал бы в 12. Его вера достигла своей наивысшей точки только потому, что каждый раз, когда Бог говорил: «Сделай этот шаг» — и он его делал. Каждый раз, когда Бог бросал ему вызов, он принимал его. Так он строил свою веру. Послание Иакова 2:22 говорит:

… вера содействовала делам его, и делами вера достигла со­вершенства.

Вера принимается, как дар, но она достигает зрелости благодаря шагам послушания.

Как бы там ни было, Авраам был чело­век, как мы. Он так же делал свои ошибки. Бог обещал дать ему сына — наследни­ка, который унаследует все. Однако, как вы знаете, обещанное задерживалось. Прошло двенадцать лет, но никакого наслед­ника все еще не было. Саре уже было 78 лет и с ее точки зрения ситуация была без­надежной. Наконец она сказала: «Если мы еще собираемся иметь ребенка, нам надо что-то делать для этого». Когда мы имеем дело с Богом, то это одни из наиболее пагубных слов, которые мы можем произнести: «Надо что-то сделать для этого».

Тем не менее, Авраам внял совету сво­ей жены, что было ошибкой, и заимел ребенка от Агари, служанки Сары. Для культуры тех дней в этом не было ничего аморального. По обы­чаям того времени все было правильно, морально и прилично. Но это не было Бо­жьим планом. Имя ребенка было Измаил, и он стал отцом ара­бов Ближнего Востока.

Позднее Сарра (ее имя было изменено Богом) сама родила Исаака — ребенка, которого Бог действительно намере­вался дать ей позже. Но с того времени, вот уже на протяжении четырех тысяч лет, происходят постоян­ные трения между потомками этих двух детей — Измаила и Исаака — создают на­пряжение, которое в наши дни подходит, кажется, к своей наивысшей точке. Иро­ния истории: потомки Измаила, сейчас становятся большим препятствием для потомков Исаака, возвращающихся к их обетованному наследию. История не может дать более ясного урока: крайне опасно захватывать данное Богом наследие при помощи плотских средств.

Мой друг Чарльз Симпсон говорит так: «Плодом человеческих приемов всегда будет Измаил». Если вы решаете, что вам следует что-то сделать, чтобы помочь Богу, то, Господи, помилуй вас! Я планировал сделать кое-что в прошлом году и прошел довольно большой путь в осуществлении моих планов. Но затем мы разговаривали с Бобом Мамфордом на эту тему, и я сказал: «Сказать по правде, я не думаю, что я буду делать это». Он сказал: «Почему нет?». «Боюсь, что это будет Измаил. А мне бы не хотелось потом жить вместе со своим Измаилом» – сказал я и увидел, что этот пример про­извел впечатление на него. Поэтому спустя некоторое время, когда мы опять повстречались, он спросил: «Вы не могли бы сказать, что изменило ваше мнение по отношению к тому делу?» Я ответил: «Страх Божий», — и увидел, что ответ удовлетворил его.

Я могу искренне сказать, что стараюсь жить в страхе Господнем. Я не хочу делать что-нибудь, что может огорчить Бога, стать на Божьем пути. Я хочу ходить с Господом, чутко прислушиваясь к Нему. Поэтому я отложил своего Измаила в долгий ящик — где он и по сей день!

Я вижу урок в следующем: что мы считаем хорошим, что нам кажется правильным и является результатом человеческих попыток сделать все пра­вильно — являются самым большим бедствием. Боже, удержи нас от этого! Боже, сохрани меня от этого! Боже, сохрани вас от этого! Боже, сохрани всех нас от произведения на свет еще одного Измаила. Потому что, братья и сестры, вы будете жить, сожалея об этом. Я не имею ввиду что-то конкретное, о чем я знаю. Я не знаю ваших планов и намерений, я просто знаю, что всякий, кто родит Измаила, произведет на свет горе.

Какое самое большое испытание ставит нам Бог? Говоря одним словом, это: ждать! Если Бог говорит вам взбираться на гору, то нет проблем – вы будете там! Но, когда Бог говорит вам сидеть у ее подножия и ждать – о, это трудно, вы будете изнывать. Не так ли?

Вероятно, самая духовно зрелая личность в Библии — это Моисей. Как он достиг духовной зрелости? Сорок лет скитаясь по пустыне. Хотели бы вы быть похожи на Моисея? И что это сделало из него? Наикротчайшего человека на земле. Моисей не отстаивал свои права, он отступал назад и говорил: «Пусть кто-нибудь другой сделает это…». Я чувствую себя в безопасности, когда могу сказать со всей искренностью: «Ну что ж, пусть другому достанется мой ребенок». О, я чувствую себя в такой безопасности! Но, когда я нервничаю, борюсь и не хочу ничего выпускать из своих рук, то я на пути к бедствию.

Но, давайте вернемся к Аврааму. Бытие 22:2:

Бог сказал: возьми сына твоего, един­ственного твоего, которого ты любишь, Исаака; и пойди в зем­лю Мориа, и там принеси его во всесожжение на одной из гор, о которой Я скажу тебе.

Гора Мориа была на расстоянии трех дней пути от того места, где жил Авраам. И обратите внимание, что Авраам не просто слушался Бога – его послушание было незамедлительным. Это очень хорошо видно из его действий. После того как Авраам получил это слово, он встал на следующий день рано утром и сделал то, о чем ему было сказано. Он не лежал на постели до полудня, надеясь на то, что вдруг Бог передумает. На следующее утро он был уже на пути к горе Мориа вместе со своим сыном. Вы знаете конец этой истории. Они поднялись на гору, и там Исаак спросил: «Отец мой, вот огонь и дрова, где же агнец?» Авраам ответил: «Бог усмотрит агнца».

В Послании к Евреям сказано, что Авраам верой был готов принести в жертву своего сына Исаака. Евреям 11:19:

… ибо он думал, что Бог силен и из мертвых воскресить.

Если вы внимательно прочтете 22-ую главу Бытия, вы поймете, почему в Послании Евреям сказано так. Потому, что Авраам сказал сопровождавшим их людям, кото­рых они оставили у подножия горы: «мы пойдем туда…», «мы поклонимся…» и «мы вер­немся…». Благодарение Богу! Авраам дей­ствительно верил, что даже если он вонзит в сына нож, они оба живыми спустятся с горы. Он был действительно готов убить сына чуда, который был единственной надеждой обещанного ему Богом наследия, с верой, что Бог вернет того к жизни. И когда он занес над головой нож для удара, Бог воззвал к нему с небес. Авраам обнаружил, что Бог действительно приготовил жертву — поблизости оказался овен, запутавшийся рогами в чаще. Он и был при­несен в жертву, вместо сына. А затем Ангел Господень воззвал к нему вторично. Бытие 22:15:

И вторично воззвал к Аврааму Ангел Господень с неба, и сказал: Мною клянусь, говорит Господь, что, так как ты сде­лал сие дело, и не пожалел сына твоего, единственного твоего, то Я благословляя благословлю тебя, и умножая умножу семя твое, как звезды небесные…

Странно, не правда ли? Исаак был Божь­им даром Аврааму и Сарре. Они никогда не имели бы его без чудесного вмеша­тельства Божьего. Он был рожден сверхъ­естественным образом. И вот этого самого ребенка, данного им Богом, Бог хотел забрать обратно к Себе в жертвенном всесожжении.

Не буду углубляться в это, т.к. у меня есть книга об этом. Меня захватил образ Авраама идущего на гору Мориа. Я пытался поставить себя на его место и вникнуть в его размышления и переживания тех трех дней пути. «Почему Бог хочет забрать Исаака? Раз­ве не Сам Бог дал нам его? Разве он не тот, кто был обещан? Разве он не та единствен­ная дверь, через которую мы сможем войти в наше, данное Богом, наследие? Не теряем ли мы все вместе с ним? Разве мы не следуем Его воле? Разве мы не повинуемся Ему? Почему Он требует Исаака?»

Я не знаю, думал ли он так, задавал ли он себе такие вопросы. Но когда он пришел к месту, где готов был совершить повеление Божье, то Бог проговорил к нему и сказал следующее: «Все правильно: теперь Я знаю твое сердце. Отныне, Авраам, Я благо­словлю тебя так, как ты никогда не был благословлен прежде. И размножу твое семя». Что было его семенем? Исаак. Понимаете ли вы этот урок? Если бы он удерживал Исаа­ка, то все, что он имел, было бы Исаак. Когда же он отдал Исаака, он получил его обратно, настолько умноженным, что было свыше его сил сосчитать.

Я мог наблюдать эту истину в действии. Бог дает нам что-то очень ценное. Это от Бога. Это уникально. Это чудесно. Но однажды Бог желает сказать: «Я хочу это. Отдай это обратно. Убей это. Положи это на жертвенник». И тогда вы либо пойдете по стопам Авраама, либо упустите Божье благословение.

Должен сказать, что видел много слу­жителей Господа, которые делают эту горькую ошибку, держась за Исаака — и все, что ос­тается у них — это Исаак. Полагаю, что самым большим испытанием для любого служителя Божьего является то, согласен ли он положить свое служение на жертвенник.

Оглядываясь назад, я вижу подобные испытания в моей собственной жизни. Многие из вас знают, что я был глубоко вовлечен в служе­ние освобождения, и благодаря этому многие узнали обо мне. Я могу повто­рить слова Павла и сказать, что я боролся с дикими зверями за истину освобождения. Я боролся физически… боролся духовно… боролся в молитве… боролся в посте… Но пришло время, когда Бог со­единил меня с тремя другими братьями, известными в стране учителями. Сам Господь свел нас вместе в отношения взаимного посвяще­ния и повиновения. В этом была суверенная работа Божья с каждым из нас по отдельности и со всеми вместе — не что-нибудь такое, что мы планировали или ожидали, или даже реально понимали. Поэтому, должен сказать, что это ­несло в себе все признаки Исаака, а не Измаила.

Мне не хотелось широкой рекламы служению освобождения, потому что это отпугивало от нас людей. Но освобождение продолжало происходить. Нравилось это некоторым людям или нет – это действительно происходило. Но я осознал, что мое слу­жение освобождения было включено в то посвящение, которое я сделал в отношении моих братьев. Это означало подчиниться им. И наступил такой момент, когда я сказал моим братьям:  «Братья, если вы находите мое служение освобождение не соответствующим Писанию или неправильным, и вы возражаете против него, то я не буду более практиковать его». И не думайте, что это ничего мне не стоило. Это стоило мне очень многого. Однако сегодня я славлю Бога за те ре­зультаты, которые из этого последовали.

Прежде всего, мои братья никогда не про­сили меня прекратить практическое освобождение. Наоборот, они поддерживали и усиливали меня. Когда я претерпевал пуб­личные нападки, они стояли за меня, часто даже ценой своей собственной репутации. Но после всего этого что-то случилось со служением освобождения по всей стране, чего я один никогда не смог бы добиться своими собственными усилиями. Когда я отдал Богу моего Исаака, Он умножил его. Сегодня служение освобождения устано­вилось и ведется почти на территории всей страны. Я могу ездить почти повсюду в Соединенных Штатах проповедовать осво­бождение, и везде есть квалифицированные посвященные служители Божьи, которые будут исполнять эту работу. Фактически, в послед­нее время, мне самому теперь очень редко приходится служить в освобождении. Но, поверьте мне, всего этого не было каких-то двадцать лет назад! Оглядываясь сейчас назад, я благодарю Бога, что был готов отдать ему моего Исаака и позволить Ему умножить его. Уверен, что если бы я дер­жался моего Исаака, я оставался бы и сегод­ня только с моим служением, изолирован­ным от Тела Христова и от основных Бо­жьих целей.

Давайте прочитаем слова Иисуса в Евангелии от Иоанна 12:24:

Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, пав в зем­лю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода.

Я всегда относил эти слова к смерти Христа, и нет сомнения, что это правильно. Иисус был тем пшеничным зерном. Он согласился положить Свою жизнь. Он пал в землю, был погребен, и из Его смерти, погребения и вос­кресения взошло намного больше плода.

Но совсем недавно я размышлял над этими словами. Я начал видеть себя и моих братьев верующих, как бы каж­дого из нас, держащего в нашей руке ма­ленькое зернышко, которое Бог поместил туда: ваш дар, ваше служение, ваш талант, нечто драгоценное, ибо Бог дал его вам. Вы говорите: «Это мое. Я могу делать это. Я знаю, как изгонять бесов. Я могу молить­ся за больных. Я получил слово знания». Так приятно держать это в своей руке, чувствовать это там и говорить: «Это мое». Но Бог говорит: «Если вы держите это там, то это все, что у вас есть… только одно ма­ленькое зернышко». Вы можете написать на нем ваше имя, можете дать ему свое название, можете доказывать, что оно принадлежит вам, но вы никогда не получите большего.

В чем же альтернатива? Разжать пальцы! Уронить его! «Вы имеете в виду, что я должен позволить моему служению уйти? Отказаться от та­ланта? Позволить моему дару пропасть?» Да, позволить уйти! Позволить упасть вниз, прямо в землю и похоронить, и потерять из виду. После этого вы уже не будете владеть этим. Однако вот что я вам скажу: «Бог позабо­тится об этом семени. И Он гарантировал плод».

Я верю, что есть некий момент в жизни, к которому мы должны прийти. Многие из нас столкнутся с этим выбором. Хочу ли я рекламировать себя? Хочу ли я укрепить свою репутацию? Хочу ли я создать мое слу­жение, мое евангелизационное служение, мою школу, мой молодежный центр, мой центр освобожде­ния? Заинтересован ли я в том, что это будет мое? Или, если у меня есть на это право, но чья это соб­ственность — вопрос спорный, то готов ли я сказать той матери, которая была не права: «Можешь взять это себе»? Люблю ли я это или я люблю себя? Вопрос очень непростой.

Что бы Бог ни дал вам, я верю, что придет такой час, когда Он попросит вас позволить этому уйти, разжать пальцы, позвольте ему упасть. Благословен Бог наш! Я знаю, что это слово не пройдет мимо внимания некоторых из вас! Я чувствую внутренний ответ в духе. Хвала Богу, вы рады, что вы позволяете ему уйти. Я тоже рад, что позволил многому уйти. Если бы я продолжал нести все это на себе, то эта ноша придавила бы меня вниз к земле.

Многие проповедники слишком заняты. Я тоже занят, но не слишком занят. Знае­те ли вы, что быть слишком занятым — это не духовно. Это может производить впечатление на людей, но это не духовно. Бог делает из вас только одного человека, и вы никогда не будете хорошо выполнять работу двоих, как бы упорно вы ни трудились.

Я читал небольшую статью Джейми Бэкингема о его решении отказаться делать «срочное», для того чтобы делать «важное». Большинство пропо­ведников так обременены выполнением срочного, что им некогда делать важное. Одна из наиболее важных молитв записана в Псалме 89:12:

Научи нас так счислять дни наши, чтобы нам приобресть сердце мудрое.

«Научи меня использовать мое время». Это одно из того, что меня больше всего впечатляет в Иисусе. Он никогда не суе­тился. Он никогда не торопился. Он ни­когда не был слишком занят. В действительности, когда я делаю себя незаменимым, необходимым, то это проявление моего внутреннего эгоизма. На самом деле, многие люди не хо­тят быть замененными. Поскольку я коснулся этого вопроса, то скажу вам, что мой величайший триумф наступает тогда, когда мое дело исполняется без меня са­мого. Тогда я действительно преуспел!

Я расскажу вам маленькую историю. Это правдивая история. Она носит настолько личный характер, что я вынужден быть очень осторожным. Однако результат этого продолжает действовать во всей моей последующей жизни. В июне 1970 года я поехал в город Си­этл, штат Вашингтон, принять участие в общении служителей. Там при­сутствовали Дон Бэшам, Боб Мамфорд, Чарльз Симпсон, Ларри Кристенсон, Ральф Вилкерсон, Девид Дю-Плесси, Деннис Беннет, Эрн Бакстер и много других изве­стных в стране учителей пятидесятническо-харизматического направления.

Нас собрали на неделю, и каждое утро и большую часть второй поло­вины мы собирались для общения. Это было достаточно интересно. Полтора дня мы провели, дискутируя о бесах. Два дня по­тратили на обсуждение водного крещения. Если вы преодолели два этих вопроса, то вы уже совершили большой про­гресс! Но собрать так много проповедников в да­леком северо-западном углу Соединенных Штатов стоило довольно дорого, и устроите­ли встречи не имели достаточно денег, чтобы опла­тить все возникающие расходы. Тогда организаторы сказали: «Братья, мы не обещаем вам, но постараемся собрать денег, чтобы оплатить ваши расходы». Для этой цели они организовали открытые служения — каж­дый вечер недели, в пяти стратегически рас­положенных для проповеди местах вокруг Сиэтла и в нем самом. Они направляли каждый вечер двух или трех свободных про­поведников в каждую точку. И каждое из этих мест было заполнено до отказа, и это происходило каж­дый вечер еще до начала служения. И ре­акция людей была потрясающей.

Когда наша встреча закончилась, то я задержался в Сиэтле для того, чтобы провести служение в од­ной из церквей «Ассамблеи Божьей», как раз перед выходными. Таким образом, я имел возможность услышать высказывания местных служителей относительно этих служе­ний. Поскольку раньше я служил пастором церкви в Сиэтле, то я знал многих из них, и знал то, что они, не стесняясь, выскажут мне свое мнение. И они все сказали следующее: «Насколько мы знаем, еще ни одно служение не оказало такого влияния на целый город, как эти служения». Однако, комизм этой ситуации, с человеческой точки зрения, зак­лючался в том, что они не были организова­ны для того, чтобы оказать влияние на Сиэтл. Они были организованы для сбо­ра денег, необходимых на оплату расходов пропо­ведников. Вот на самом деле, для чего они были организованы.

В понедельник утром я летел в са­молете из Сиэтла в Атланту, где были запланированы мои очередные слу­жения. И самолет, как некоторые из вас знают, одно из лучших мест для размышлений. Телефона нет, никто не может побеспокоить вас, вы просто откидываетесь назад и сидите в своем кресле. Итак, сидя там я размышлял и говорил сам себе: «Не странно ли это? Служения, не запланирован­ные на то, чтобы оказать влияние, произвели его гораздо больше, чем служе­ния, запланированные для этого?» И в этот момент Господь неслыши­мым голосом, но очень ясно, спокойно и очень опреде­ленно начал говорить ко мне: «Скажи Мне, с кем у Меня было боль­ше проблем: с Ионой или жителями города Ниневии?» Я подумал и сказал: «Господи, когда Ты направил Иону, у Тебя не было проблем с Ниневи­ей. И Он сказал: «Когда Я направил проповедников, у Меня не было проблем с людьми!». Я имею право рассказать эту историю, потому что и сам являюсь проповед­ником. Господь не сказал: «Когда я напра­вил других проповедников…». Я пони­мал, что тоже вхожу в их число.

После этого я прибыл в Атланту, и там принял вторую часть откровения. В Атланте я проводил собрания в одном из отелей. В перерыве между утренним и вечерним служениями мне предложили отдохнуть в одном из номеров этого отеля. Я прилег отдохнуть, и в тот момент мое сознание было более или менее незагруженным. Я обна­ружил, что когда наше сознание чисто, то Бог может легче овладевать нашим вниманием. И в мое сознание пришли слова, это было настолько четко, как если бы они были напечатаны на чистом листе бумаги. Я запомнил их и тот порядок, в котором они пришли: «От Хорафа в Сарепту; из Сарепты на Кармил; с Кармила на Хорив, а с Хорива во многие жизни». Я достаточно хорошо знаю Библию, чтобы сразу узнать названия, которые связаны с жизненным путем Ильи, и наиболее успешными этапами его служения: от Хорафа к Сарепте, затем к горе Кармил, и к горе Хорив. Я начал очень тщательно анализировать детали тех событий. Было очевидно, что кульминация публичного служения Ильи произошла на горе Кармил. Там он собрал весь Израиль; там он бросил вызов 850 лже­пророкам; он вызвал огонь с неба и видел, как весь Израиль «пал на лице свое, и восклицал: «Господь есть Бог, Господь есть Бог!». И если когда-либо какой-то человек имел свой личный триумф, то это был Илия на горе Кармил. Но затем Господь показал мне, что через пару дней Илия уже убегал от Иезавели, женщины и ведьмы, и просил Бога забрать его жизнь. Насколько коротким и изменчивым оказался триумф на горе Кармил!

Тог­да мне пришла такая мысль: если бы Бог ответил на просьбу Илии и взял его жизнь в этот момент, то Илия должен был бы умереть, не имея никакого духовного приемника или последователя. Не было бы никого, кто мог продолжить и завершить его дело. Но когда Илья был приведен на гору Хорив и предстал лицом к лицу с Богом, то он узнал, что у Бога совсем иной план, чем у него. Бог сказал: «Что ты делаешь здесь Илия?». Илия отвечал: «Возревновал я о Господе…», — и он начал перечислять все свои дела и дости­жения. Господь говорит: «Я знаю это, Илия, но зачем ты здесь?» И когда Илия закончил рассказывать о своем, тогда Господь сказал Илии, чего Он хотел бы от него, что следующее ему надо сделать. Бог сказал: «Я хочу, чтобы ты помазал трех человек: Ели­сея в пророка, вместо тебя; Азаила в царя над Сириею; Ииуя в царя над Израилем». Если вы прочитаете последующие главы, то вы обнаружите, что эти три чело­века, имена которых были названы во время разговора между Богом и Илией на горе Хорив, завершили каждую задачу, которые Бог дал Илье. Было завешено все, что он должен был сделать. То, чего он не мог сделать сам. Но он смог найти преемников и передать это в их руки.

Это очень личное откровение, возможно, я сам еще не до конца осознал всю его глубину. Но я точно знал, что это Бог проговорил ко мне. И Бог показывал мне, что я могу пойти двумя путями. Я могу делать свое собственное дело, продол­жать вести свое собственное служение, ис­пользуя ту веру и ту силу, которые дал мне Бог, насколько я сам могу это делать. При этом я могу иметь определенный личный триумф. Но я закончу без преемни­ка. И в моем служении не будет пребывающего плода.

Этому есть только одна альтернатива, которую Бог показал мне. Не преследовать свои амбиции, не продвигать свое собственное служение, не делать своего собственного дела. Но вкладывать в жизнь других людей. По­зволить им получить кредит доверия. Позволить им взять верх там, где ты должен был уступить. Позволь им быть более успешными, чем ты. И я сказал: «Благословен Бог, я верю, что они будут более успешны». И я говорю это от всего сердца.

Я всегда, в определенном смысле, был человеком успешным. Я не хвалюсь этим, но, оглядываясь назад, могу сказать, что с возраста девяти лет я был лидером в шко­ле, лучшим учеником, самым молодым студентом в колледже и так далее. В меня вложено ожидание успеха. Но Бог показал мне, что есть более высокий стандарт успеха. Позволить этому малень­кому пшеничному зерну, которое вы дер­жите в вашей руке, упасть в землю и уме­реть, и тогда Бог позаботиться о результатах.

Говорю вам, что вероятно я намного свободнее многих людей, потому что я могу уйти и доверить Богу действовать дальше. Я не переживаю, если никогда больше не изгоню ни единого беса. Если Бог этого не хочет от меня, то я заинтересован в этом меньше всего. Скажу вам, что мои критики намного больше обеспокоены бесами, чем я.

Если я больше не напишу ни одной книги, если Бог так поведет меня, что я должен буду исчезнуть с глаз публики, я спокойно соглашусь с этим. Если я уже сделал тот вклад, который я должен был сделать, то это прекрасно. Я даже не знаю, велик ли мой вклад; я и не должен этого знать. Но что имею, я готов отдать, готов позволить этому упасть. И я очень счаст­лив. Воистину я свободен. Я знаю, что оз­начает двигаться в свободе. Я знаю, что означает проповедовать свободу. И лучшее, что может быть, это быть свободным. И сегодня я со всей искренностью могу ска­зать перед Богом: «Я свободен!»

Однажды меня заинте­ресовало слово «тайна» и все, что с ним связано в Библии. Например, вот что пишет Павел в Первом послании Коринфянам 2:7:

Но проповедуем премудрость Божию, тайную, сокровенную… 

Итак, здесь имеется в виду тайная премудрость Бога – нечто сокрытое от сознания большинства людей. Это касается меня, у меня возникает глубо­кое желание проникнуть в эту тайну, скрытую премудрость!

Затем, Давид говорит в Псалме 50:8:

Вот, Ты возлюбил истину в сердце, и внутрь меня явил мне мудрость.

(Версия короля Иакова: «Вот, Ты возжелал истину внутри; и в сокровенной глубине Ты открыл мне мудрость» – примеч. переводчика.) Многие места Библии говорят о том, что у Бога есть прекрасное место, тайное убежище, сокрытое знание, тайная мудрость. Но вы знаете, что если что-то содержится в секрете, то оно скрыто. Если вы хотите пребывать в тайном месте, иметь тайную мудрость и красоту, то вы должны хотеть быть скрыты, невидимы. Ваша личность, ваше имя, ваша репутация, ваши заслуги, все, что связано с вашим эгоизмом, должно просто исчезнуть.

Подумайте о жизни Иису­са. Он провел около тридцати лет, живя прекрасной семейной жизнью, три с половиной года в открытом служении, и почти 2000 лет в хо­датайстве. Готовы ли вы к таким про­порциям? Видите ли, люди, которые правят миром для Бога — это ходатаи. И большинство из них вообще никто не знает. Готовы ли вы раскла­няться и удалиться со сцены?

Каким было последнее появ­ление Иисуса на публике, перед глазами всего мира? Он висел распя­тым на кресте, принимающим позорную смерть. Когда Он опять по­явился на земле, то в чем это проявилось? В служении Его учеников. Он пал в землю, умер, и произвел плод. Го­товы ли вы к этому? Готов ли я к этому? Или вы сегодня схватились за вашего Исаака? Вы говорите: «Боже, Ты дал его мне, он – мой». Бог го­ворит: «Отдай его… Положи на жерт­венник… Возьми нож…». Господь говорит: «Если ты отдашь его Мне так как Я этого захочу, когда Я этого захочу, как Мне будет угодно, то Я благословлю его и умножу его намного больше, чем ты способен по­нять или постичь».

Много лет назад я сказал Господу, что я не хотел бы читать просто религиозные лекции, ради самих лекций; но когда я проповедую что-то, то хотел бы дать лю­дям возможность сделать шаг в той истине, которую я проповедую. И мне хотелось бы дать такую возможность и вам. Я не хочу оказывать давление на кого-либо, но полагаю, что из вас не должно остаться никого, кто будет по-прежнему держаться за своего Исаа­ка: «Боже, это мое. Я построил это. Я ос­новал и утвердил это». Возможно, ваш Исаак это действительно ваш ребенок, за которого вы держи­тесь. Бог говорит: «Можешь ли ты отойти в сторону и пре­доставить его Мне?» Возможно это какой-то дар, служение или какая-то ситуация в жизни. Если Бог действительно говорит к вашему сер­дцу, то я бы хотел предоставить вам возможность принести вашего Исаака, и положить его на жертвенник.

Склоняясь в молитве, без всякого нажима, если Бог говорит к вашему сердцу, опуститесь на колени, и отдайте Богу вашего Исаака!

Боже, я молюсь о тех, кто несчастен, раздражен, находится в напряжении, потому что они отстаивают свою собственную волю, свои собственные права что-либо, что Ты дал им. Возможно, это служение, может быть это дар, может быть это жизненная си­туация, может быть это какой-то человек. 

Господь, я просто прошу, чтобы через Твоего Святого Духа, дал благо­дать этим людям, чтобы они смогли разжать руки, принести этого Исаака и передать его Тебе, и дове­риться Тебе в том, что Ты позаботишься о всех последствиях этого посвящения. Во имя Иисуса.

Аминь.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: